KRITIKA.KZ

Россия — друг, Америка — враг В Турции, пережившей попытку переворота, досрочно выбирают президента и парламент. Что там происходит?

Турецкая экономика оказалась на грани кризиса. Именно поэтому Эрдоган назначил досрочные выборы

Залогом популярности Эрдогана всегда было экономическое благополучие, а сейчас с этим показателем стало не так хорошо. Поэтому турецкий президент и его Партия справедливости и развития (ПСР) рассудили, что дальше будет хуже, и решили устроить выборы сейчас — заодно объединив президентские выборы с парламентскими (они должны были пройти в ноябре 2019-го).

Экономика Турции очень зависит от внешних денег, от прямых зарубежных инвестиций. Это делает турецкую лиру уязвимой для всех финансовых потрясений за рубежом. В последнее время трудности испытывают все развивающиеся экономики, не только турецкая — это происходит и в Бразилии, и в Аргентине. Россия может считаться исключением, потому что в ней рецессию, судя по всему, наконец преодолели. Вторая причина кризиса — политическая: правительство Эрдогана крайне неохотно решается на непопулярные меры, в том числе на сокращение расходов бюджета и ужесточение фискальной политики.

И даже наоборот: Эрдоган вмешивался в финансовую политику, влиял на решения Центрального банка, чтобы сохранить ключевую ставкуна более низком уровне. Президент руководствовался как политическими соображениями (несмотря на инфляцию, он не хотел замедлять экономический рост), так и идеологическими — как исламист он не любит всего, что связано с процентами. Так или иначе, результат его вмешательства оказался катастрофическим: в мае турецкая экономика обрушилась.

После попытки переворота в 2016 году Эрдоган зачистил политическое поле

Грядущие выборы нельзя назвать конкурентными. Во-первых, Эрдоган контролирует турецкие СМИ. Во-вторых, голосование проводится фактически в условиях военного времени: все ограничения свободы слова, которые были введены после попытки переворота в 2016 году, по-прежнему действуют, расширяя полномочия исполнительной власти.

С 2016 года многие журналисты были уволены или арестованы, но аресты — это только полбеды. Дело не только в том, кому позволяют работать в медиа, но и в цензуре. Эрдоган занимается этими вопросами лично, сам звонит в редакции, раздавая указания — в России эти функции выполняет Дмитрий Песков со своими еженедельными собраниями главных редакторов.

Наконец, главные СМИ передаются в собственность людям, лояльным правительству. Не так давно компанию Dolan Group, владевшую телеканалом CNN Turk и авторитетной газетой Huriyyet, вынудили продать то, что осталось от холдинга, стороннику Эрдогана. Так что те самые люди, которым достаются госконтракты и другие милости от правительства, управляют турецкими медиа. Фактически, все крупнейшие телеканалы — а это, как и в России, важнейший источник информации — оказались под контролем правительства.

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в vk