От убийства до митинга. Почему события в Караганде получили такое развитие

В ночь с 31 декабря на 1 января в карагандинском ресторане «Древний Рим»‎ произошла массовая драка среди гостей. В итоге от ножевого ранения скончался один из участников инцидента и еще трое поступили в больницу. После инцидента 6 января в Караганде более 200 человек собрались около ДВД Карагандинской области с требованием разобраться и прокомментировать ход расследования. К собравшимся вышел аким области Ерлан Кошанов и пообещал, что все виновные будут найдены и понесут наказание. 

Ситуацию осложнило то, что после событий в Караганде в социальных сетях начала распространяться информация о конфликте на межнациональной почве. На сегодняшний день все причастные к драке были установлены —  девять человек задержаны и арестованы. Kritika.kz попыталась разобраться в ситуации, собрала хронологию карагандинских событий и узнала мнения политологов о том, какие проблемы выявила массовая драка.

Хронология событий

В ночь с 31 декабря на 1 января 2019 в ресторане «Древний Рим»‎ порядка 400 человек праздновали Новый год, в том числе хозяева заведения с родственниками. В три часа ночи, по словам первого заместителя министра внутренних дел Жаната Сулейменова, в ресторане сообщили о закрытии. Началась словесная перепалка, которая переросла в конфликт между посетителями. Около четырех часов утра на улице началась драка. Посетители, которых вытолкали из ресторана, позвонили своим друзьям. На место приехали свыше десяти человек, которые начали вламываться в заведение. В групповой драке, по данным Сулейменова, участвовало около 30 человек.

По предварительной версии полиции, участники драки были пьяны. Один из участников потасовки вытащил нож, в результате чего погиб 23-летний парень. Другого участника разборки он ранил в грудь, еще двое получили легкие травмы. Подозреваемому удалось скрыться с места происшествия. Погибший, как уточнили в МВД, не был посетителем ресторана, а приехал после звонка друга.

2 января появилось видео массовой драки с камер наблюдений. В это же время в социальных сетях и мессенджерах начала распространяться информация о том, что конфликт произошел на национальной почве.

3 января прокуратура региона эти данные опровергла. Согласно их заявлению, информация о том, что потасовка произошла на межнациональной почве, нацелена на манипулирование общественным мнением. Отмечалось, что в инциденте участвовали с одной стороны представители казахской, армянской и других национальностей и представители азиатской национальности с другой. Расследование взял под особый контроль прокурор области.

Тогда же сообщили, что двое пострадавших 1991 года рождения поступили в больницу с колото-резаными ножевыми ранениями ног. Пострадавших отпустили домой, но они находятся на амбулаторном лечении. Еще одного парня 1992 года рождения доставили в больницу с колото-резаной раной грудной клетки. Состояние оценивается как стабильное.

В этот же день департамент полиции по Карагандинской области распространил сообщение о трех задержанных подозреваемых, среди которых Каир Надырбеков, Торгом Малхасян, Сохак Малхасян, а также объявили, что еще один участник, Гурурян Нарек, объявлен в международный розыск.

4 января, по сообщениям СМИ, в Семее местные жители грозились разгромить азербайджанский ресторан «Баку» в отместку за гибель парня в Караганде.

6 января стало известно о возбуждении уголовного дела о разжигании межнациональной розни. Подозреваемый призывал в соцсетях к насилию над представителями определенной национальности.

Утром того же дня у здания департамента полиции в Караганде собрались порядка двухсот человек. Они требовали справедливо разобраться в случившейся трагедии. С жителями встретился аким области Ерлан Кошанов. Он пообещал, что расследование будет открытым.

«Некоторые говорят, “эти деньги дадут и отделаются”. Никто не отделается! Дело на общественном контроле, мониторинг ведут высшие органы власти. Расследование будет идти до тех пор, пока преступники не получат наказание. Главный подозреваемый, находящийся в бегах, будет задержан в течение двух-трех дней», — заверил аким Карагандинской области.

В свою очередь, гражданский активист и старейшина Айткожа Фазылов сказал, что основное требование собравшихся — справедливые расследование и суд, а также поимка главного подозреваемого в убийстве. По его словам, один из подозреваемых — брат хозяина ресторана, а второй — сын.

Армянская диаспора Карагандинской области опубликовала видеообращение, в котором председатель Армянского национального культурного центра в Карагандинской области Артур Навасардян сказал, что они глубоко сожалеют о случившемся инциденте. Также Навасардян заявил, что они осуждают виновных и оказывают полное содействие в поиске подозреваемого.

7 января исполняющий обязанности премьер-министра Армении Никол Пашинян выразил соболезнования семье погибшего. Он объяснил, что драка не могла носить межнациональный характер, так как конфликтующие стороны не были моноэтничными.

В Сети появилось видео возможного подозреваемого Нарека Гуруряна, который находится в розыске. На видео он выразил соболезнования семье погибшего и заявил, что действительно участвовал в драке, но никого не убивал. Также Гурурян сказал, что готов сдаться властям Казахстана и рассчитывает на прозрачное следствие. «Я готов нести ответственность за свои поступки, но чужой грех на себя не возьму, я не убийца», — заявил он.

View this post on Instagram

Гурурян Нарек, который находится в розыске по поножовщине карагандинском ресторане «Древний Рим», записал видеообращение к общественности: ⠀ «Я Гурурян Нарек, родившийся 30 марта 1997 года рождения, в первую очередь приношу свои соболезнования семье погибшего. А в свою очередь хочу сказать, что никого не убивал. В тот злополучный вечер в ресторане «Древний Рим» я участвовал в массовой драке, но никого не убивал. Я готов сдаться властям республики Казахстан. И прошу власть предоставить мне безопасность и вести прозрачное следствие. Я готов нести ответственность за свои поступки, но чужой грех на себя не возьму, я не убийца». ⠀ Сделайте репост или поделитесь новостью с друзьями. ⠀ #karaganda #Kazakhstan #krg #shock_krg #Балхаш #Жезказган #Шахтинск #крг #Казахстан #Караганда #вкараганде #этокараганда #vkaragande #Сарань #Пришахтинск #Майкудук #Сортировка #Темиртау #Актас #Абай #Шахан #Агадырь #Сатпаев

A post shared by Караганда – shock_krg (@shock_krg_) on

8 января МВД Казахстана обратилось к нему с требованием добровольно сдаться полиции и пообещало открытое и справедливое расследование по делу.

9 января стало известно, что беглый подозреваемый по делу о групповой драке задержан в России. В настоящее время в соответствии с законодательством решается вопрос об экстрадиции Гуруряна в Казахстан.

Реакция на события 

Дело вызвало широкий общественный резонанс. За все эти дни казахстанцы так и не увидели ни одного мажилисмена или сенатора, который бы выступил для урегулирования обстановки. Секретариат Ассамблеи народа Казахстана, который объединяет этнокультурные организации, также не отозвался на события в Караганде.

По словам политолога Айдоса Сарыма, карагандинские события в очередной выявили одну из уязвимых сторон в деятельности государственных структур во время чрезвычайных ситуаций.

«События показали отсутствие каких-то разумных стратегий работы с населением, и в целом деградацию медиа и традиционных коммуникаций. Это говорит, что никто никаких выводов из всех похожих ситуаций за последние годы не делает. Власти отмалчивались. Появился информационный вакуум, который заполнился слухами и привел к подобным последствиям. У меня вообще до сих пор есть сомнения, что власти сделали правильные выводы.  Но я не думаю, что конфликт произошел на национальной почте. Понятное дело, что есть некая категория профессиональных провокаторов, которые любое громкое событие любят использовать в свою пользу, пытаются в этой мутной воде рыбку половить. Так было во время Жанаозена или земельных митингов, – сказал политолог в беседа с корреспондентом Kritika.kz. – В отечественных СМИ практически не было объективной и полной информации о том, что происходило в Караганде.  Все они находятся под Министерством информации и коммуникаций, выполняют его установки”.

То, что произошло в Караганде, может произойти в других регионах страны, уверен собеседник. «На примере азербайджанского кафе в Семее можно было это увидеть. В субботу, когда в Караганде на улицу вышли люди, шли эфиры в Facebook, я видел, одновременно несколько тысяч людей смотрели трансляцию. На сайте “Эксклюзив” мы тоже провели небольшой эфир, и буквально за 12 часов его посмотрели 300 тысяч человек, это же о чем-то говорит, хотя мы выступали только на государственном языке, – добавил собеседник. –  Реальность такова, что обычная драка, в принципе, которая могла произойти в любой точке страны, превратилась чуть ли не в эпохальное событие. Это на самом деле тревожный звонок. Нужно сделать серьезные выводы.  Прежде всего, главный урок – нельзя  бесконечно заниматься имитацией бурной деятельности,  нужно обсуждать и решать реальные проблемы”. 

Политолог, директор Группы оценки рисков, Досым Сатпаев на своей странице в Facebook написал, что ничего удивительного в молчании аффилированных с властью структур нет: так же было во время Жанаозенских событий и земельных митингов. «События в Караганде в очередной раз показали, что ни один искусственно созданный властью политический институт априори не способен работать в условиях форс-мажора, будь то пропрезидентские политические партии, парламент, государственные СМИ или связанные с властью общественные и неправительственные организации», — написал Сатпаев. Политолог считает, что причина — в нерешенности многих проблем в социальной сфере, в национальной политике, в работе с молодежью, в коммуникационном сегменте, в силовом блоке.

Он отмечает,  что опыт других стран, которые попали в месиво разных межэтнических, межконфессиональных или гражданских войн, показывает, что начинаются они часто с обычных бытовых конфликтов, ссор, драк, убийств, споров вокруг участка земли или доступа к воде, не так посмотрел, не то сказал. Потом это уже приобретало политический оттенок и выпускало джина из бутылки, который нередко разрушал целые государства, считает Сатпаев.